Исконно русский материал для строительства домов | Строим дом сами

Исконно русский материал для строительства домов

  • admin
  • Комментариев нет
Исконно русский материал для строительства домов
  • Фото: Исконно русский материал для строительства домов

Нет материала, который был бы ближе и понятнее душе русского человека, чем дерево. Житейская деревянная утварь во всем ее многообразии сопровождала наших предков от колыбели до дубовой домовины. Дерево кормило, одевало, обувало, лечило. Но самым главным его применением было жилье. До недавнего прошлого, не говоря уже о временах стародавних, в подавляющем числе здания у нас были деревянными, несмотря на их очевидную недолговечность.

Не прижился на Руси камень, разве что храмы из него строили, да и то в крупных, стольных городах. Но таких раз-два и обчелся на необъятных русских просторах, а невеликих городков сплошь деревянных и деревенек — хоть пруд пруди. «Музыка, воплощенная в камне», если и зазвучала над Россией, то не дружным оркестром, а отдельными мелодиями, оставив место негромкой музыке дерева.

А почему так? Ведь исстари среди стран-соседей, к чьим традициям ни обратись, практически все предпочитали дереву камень и кирпич. Строили там надежно, не особенно опасаясь пожаров, войн, да и времени тоже. Из поколения в поколение складывались каменные города, умение и талант строителей накапливались на пользу и гордость потомков, а не исчезали каждое засушливое лето в беспощадном пламени.

Итак, польза камня очевидна, но почти все русские были удивительно упорны в пристрастии к дереву. Весело стуча топорами, бойкие плотники всего месяца за два срубят по наитию церковь, терем или обычный дом, да такой, что никаким чертежом не охватить. А сгорит, они еще раз построят — быстро и недорого.

У каждого дерева, по убеждению наших предков, есть душа, и она зачастую не добра к человеку. Если такое дерево попадет в сруб здания, удачи не жди. Так что лес на строительство до самого конца девятнадцатого века рубили, строго соблюдая древние правила.

Сухостой обходили стороной — даже щепка беду принести может. Если дерево при рубке падало кроной на север, то его оставляли в лесу. Не дай бог, если ствол витой или раздвоенный — даже на дрова не годится. Если дерево под ветром скрипит, то в нем неприкаянная душа убиенного человека — в сруб не годится. Высшая категория непригодности — «стаерос». В таком дереве злой дух, и глазом его не определишь — «нутром» чувствовать надо, а это не всякому дано. Как правило, «стаеросы» высились на старых, стертых временем дорогах и особенно на перекрестках таких дорог.

Кроме «злых» деревьев не рубили липу, лесную яблоню и грушу — леший недоволен будет. По той же причине не трогали молодые и старые деревья. Последние — особенно дубы — пользовались у наших предков огромным уважением. Нередко их огораживали, украшали, а уж замахнуться на такого «старика» топором никому и в голову не приходило.

Но даже если дерево выбрано без ошибки, его надо еще правильно срубить. Чтобы выманить из дерева его дух и не причинить ему боль топором, рядом клали ломоть хлеба с медом и просили принять угощение. А потом, когда дерево повалено, духа просили вернуться, потому что «мертвое» дерево тоже не годилось.

Наконец, бревна вылежались, подсохли. Снова глаз да глаз: нет ли «пасынка», сквозного сучка, который со временем обязательно выпадет, а в отверстии поселится нечистая сила.

Выбрать место для строительства нового здания — задачка непростая. Не дай бог, если это забытое кладбище или старая дорога. Не лучше, если здесь кого-то убили или когда-то стояла баня…

Жилой дом в давние времена ориентировали по сторонам света. Входная дверь — на юг, печь — в противоположной стороне от двери, у глухой северной стены. Окна, если они вообще были, прорубали только с южной и восточной стороны.

Но вот дом готов — строили с календарного начала весны до «русалочьей недели» — в конце июня. Вселение в новый дом в те времена было процедурой многодневной. Вначале пригодность жилья проверяли на кошке, которую оставляли в доме на ночь. Если кошка на утро была жива — здорова, то процедура повторялась, но уже с собакой, потом — с овцой, коровой. А уж последними входили люди.

Если жилой дом построен по всем правилам, то у него должна быть своя собственная душа, которая воплощалась в домового, слагаясь из духов деревьев, вошедших в сруб. Здесь свои поверья в количестве необъятном. Домовой не вечен, он смертен, как деревянный дом, в котором он живет. Поэтому, если дом начинал по той или иной причине гнить, считалось необходимым строить новый, при этом старые бревна годились только на дрова.

Трепетное отношение к дереву сказывалось и на обработке древесины. Одна из причин того, что русские плотники встарь не пользовались пилами, заключалась в том, что дереву не хотели причинять боль большую, чем топором. По этой же причине обходились без металлических гвоздей и скоб, которые, как занозы в теле, причиняли бы боль древесным душам. Даже доски получали с помощью деревянных клиньев, искусно расщепляя ствол вдоль волокон.

Кто знает, может, то, что мы только сейчас начинаем понимать об энергетике окружающего мира, наши далекие предки знали уже тогда. А еще они знали о Вселенной что-то такое, что нам уже не суждено узнать. Им было удобно и уютно жить среди добрых духов деревьев, которые они не хотели променять на холодную вечность камня.

Оцените эту запись:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.